«Российским пациентам сегодня нет необходимости уезжать на лечение за границу»

Александр Смирнов, генеральный директор компании Nobel Biocare в России и СНГ, одного из основных в мире производителей имплантатов, убежден в том, что отечественная стоматология вышла на высочайший уровень лечения, сравнимый с лучшими мировыми центрами. Мы знакомы больше двух лет. Полагаю, и усилиями этого человека имплантология в России перестала быть экзотикой и уделом богачей.

[column]

smirnov

Александр Смирнов, генеральный директор компании Nobel Biocare в России и СНГ

 

[/column]

Business Guide: Какова на сегодняшний день честная цена на установку имплантата Nobel Biocare «под ключ», включая цену самого имплантата?

Александр Смирнов: Я бы на такой вопрос никогда не ответил. Потому что я считаю, что такого понятия, как «честная» или «нечестная» цена, нет. И дело даже не в имплантате — на него приходится не основная часть стоимости. На первое место выходит квалификация врача, очень много зависит от клинической ситуации пациента.

BG: Вопрос сужаю. Сильно ли цена на имплантацию в России отличается от средней европейской?

А. С.: Цены сопоставимые.

BG: Получается, что при сравнимых качестве и цене нет никакого смысла ездить ставить имплантаты за рубеж?

А. С.: Абсолютно нет! Я могу ответственно сказать, что российским пациентам сегодня нет необходимости уезжать на лечение за границу. Есть другая проблема, я считаю, что она колоссальная. Есть провалы в России в получении объективной качественной информации. Информация о медицинских технологиях, специалистах, клиниках, которые предоставляют то или иное решение, должна быть максимально доступна и открыта для пациентов. И мы работаем над изменением ситуации. Наши обязательства заключаются в том, чтобы донести до максимального количества пациентов и специалистов информацию о том, как надежно и предсказуемо улучшить качество своей жизни.

А пока бывает, что люди едут в Германию ставить имплантаты. Что абсолютно ничего им не гарантирует. Известны случаи, когда пациенты перелечиваются в Москве после лучших европейских клиник. Это не говорит о том, что где-то плохие врачи, а в России — хорошие. Хорошие и плохие врачи есть везде. Но факт в том, что в России в премиальном сегменте есть стоматология высокого уровня. Я в этом уверен. С точки зрения качества услуг.

BG: Это если сравнивать подобное с подобным?

А. С.: Если сравнивать подобное с подобным, то у нас будет намного лучше, чем, например, в Великобритании. Если сравнивать со Швейцарией, с Германией, Испанией, Америкой, то там есть суперзвезды, которые внесли колоссальный вклад в развитие международной имплантологии и стоматологии. Но это вопрос времени — такие и у нас появятся. И я перед собой лично и перед нашей компанией в России вижу важнейшую задачу в том, чтобы создать все условия интеграции российского профессионального сообщества в международное профессиональное сообщество. Потому что я уверен, что наши люди, специалисты, стоматологи не менее, а может быть, и более, одаренные и талантливые, чем многие другие. Более того, никто в мире не ожидал такой динамики развития российской современной стоматологии. И это только начало.

BG: Когда мы с вами говорили пару лет назад о состоянии российской стоматологии, вы были не столь оптимистичны.

А. С.: Премиум-сегмент, в котором мы работаем, очень сильно укрепился за эти годы. И теперь главная проблема российской стоматологии — это все еще недостаточный уровень и состояние высшего медицинского образования в России.

BG: То есть Россия стала одним из мировых центров развития стоматологии?

А. С.: Я не думаю, что Россия стала центром, который влияет на развитие мировой стоматологии, но
точно можно сказать, что Россия появилась на мировой карте стоматологических услуг. Потому что еще семь-восемь лет назад, когда мы говорили о российской стоматологии с западными коллегами, в лучшем случае это вызывало улыбку. Сегодня никого в мире не удивляет наш уровень развития технологий, а главное — квалификация российских врачей-стоматологов. Это очевидно, это видно на международных конгрессах, конференциях, в которых принимают участие и наши врачи.

Но для того чтобы влиять, нужны научные институты, нужно разрабатывать свои новые технологии, нужны помимо всего прочего российские компании, которые будут что-то создавать.

BG: То есть тогда мы можем сказать, что российская стоматология наконец-то появилась на мировой карте предоставления стоматологических услуг?

А. С.: Да, так будет корректно.

BG: И какие на этой карте есть признанные стоматологические центры?

А. С.: Германия, Швейцария, традиционно в Италии сильная стоматология, конечно, в США, Японии школы сильные. Хотя есть отдельные сильные университеты во многих развитых странах: во Франции, в Испании, Скандинавии. Но основные центры — это США, Германия, Япония.

[column]nobel_260412_2[/column]

BG: А почему при таком раскладе Nobel Biocare не попробовать локализовать производство своих имплантатов в России? Тем более что первые свои имплантаты Пер-Ингвар Бранемарк изготовил из русского титана.

А. С.: Чтобы производить в России продукцию нашего уровня, которую мы предлагаем, должна скопиться критическая масса компетентности, в отечественном бизнесе и стоматологии — чтобы в одной точке сошлись бизнесмены и врачи. И я уверен, что когда-то это произойдет. Я считаю, что и в области медицины мы должны быть в состоянии создавать свои технологии и, возможно, в перспективе конкурировать на мировом рынке. Не вижу причин, почему мы не можем этого делать. Наш интеллектуальный потенциал не хуже, чем в Корее или в Израиле, производители которых поставляют свои дешевые имплантаты на российский рынок, выкачивая отсюда деньги, абсолютно ни во что не инвестируя: ни в образование, ни в обучение врачей, ни в развитие технологий.

Поэтому я уверен, что в России должны быть свои технологии, свое производство по выпуску качественных имплантатов хотя бы недорого ценового сегмента. Может быть — организованное в сотрудничестве с признанными крупными компаниями.

BG: Есть какая-то особая миссия стоматологии премиум-класса?

А. С.: Миссия в стоматологии у всех одна и та же. Она заключается в том, чтобы помочь человеку качественно справиться с той проблемой, которая у него есть, или просто улучшить качество его жизни в отдельной, конкретно взятой области.

BG: Чем отличается стоматология премиум-класса от массовой стоматологии?

А. С.: Стоматология, которая ориентирована на премиальный класс, — это в большинстве своем люди, врачи, которые изначально мотивированы желанием оказывать максимально высококачественную стоматологическую помощь, то есть профессионально расти. И так как они работают в премиальном сегменте и больше зарабатывают, у них есть возможность получения дополнительного образования. А в современной стоматологии без постоянного совершенствования специалист быстро деградирует. Это ключевой момент.

Если у тебя нет таких возможностей или желания получать и усваивать самую современную информацию, постоянно повышать свой уровень, ты работаешь в другом сегменте. Это не значит, что в другом сегменте вам навредят во время лечения, при условии, конечно, если вам оказывают стоматологические услуги в соответствии с принятыми стандартами.

BG: Какой сейчас основной тренд в развитии стоматологии?

А. С.: Я думаю, что вопрос работы с мягкими тканями остается одним из основных. Помимо всего прочего на сегодняшний день очень остро стоит вопрос адекватной диагностики. То есть с использованием компьютерных томографов, соответствующих программ, которые могут позволить максимально адекватно интерпретировать ваши данные и спланировать хирургическое и ортопедическое лечение. Это целое направление, которое мы называем цифровой стоматологией.

Я уверен, что будущее как раз за этим. Потому что возможности для диагностики, которые дает компьютерная томография, и возможности для диагностики, которые дает обычная рентгенограмма, — это небо и земля. Это день и ночь, абсолютно несравнимые вещи. И, естественно, если вы видите в 3D характеристики мягких и твердых тканей, вы можете выбрать то решение, которое в этом случае будет наиболее актуально, с использованием всего объема кости, мягких тканей, которые у вас есть. Смысл такой, что на основе 3D-компьютерной томограммы делается шаблон, по которому операция может производиться практически без разреза. Делаются небольшие отверстия в десне, и через эти отверстия устанавливается имплантат, при этом у пациента гораздо меньше отечность, операция становится гораздо менее болезненной, чем через значительный разрез и так далее. И эти технологии доступны уже и в России. Но до того, чтобы это было общим местом, конечно, еще очень далеко.

BG: Каково соотношение по долям рынка премиальной и массовой стоматологии?

А. С.: Если брать в финансовом эквиваленте, то мы считаем, что на премиальный сегмент приходится около 60% всего оборота рынка стоматологических услуг в России.

BG: А сколько, например, за прошлый год было продано глобальной компанией Nobel Biocare имплантатов в мире, на какую сумму?

А. С.: Мировые продажи Nobel Biocare составили около 650 млн евро А в России в 2013 году с помощью нашей продукции было пролечено около 20–25 тысяч пациентов. В среднем на пациента приходится около трех-четырех имплантатов.

BG: А ваша доля рынка в России?

А. С.: В своем сегменте в России мы имеем около 50% рынка имплантатов. Достаточно много, учитывая сегмент премиум-класса, в котором мы работаем.

BG: Какая доля клиник в России пользуются вашими системами?

А. С.: Около 10% российских стоматологических клиник активно предлагают наш продукт пациентам. В Москве, в Питере, в Екатеринбурге и других крупных городах этот процент выше.

BG: Есть ли какие-нибудь причины или могут ли быть причины, которые приведут к снижению цен в частной стоматологии?

А. С.: Я не думаю, что будет снижение цен в премиальном сегменте, в котором мы работаем. Но я уверен, что за счет развития премиального сегмента начинает развиваться средний ценовой сегмент — там появляется больше квалифицированных специалистов, туда приходят новейшие технологии.

BG: То есть речь идет о том, что средний ценовой сегмент будет улучшать качество услуг, а цена там останется той же.

А. С.: Да, именно так и будет происходить. В этом сегменте будет больше качественных продуктов, больше качественных врачей.

BG: Что такое — продать имплантат? Это же не только кусок специально обработанного титана?

А. С.: Для пациента или для врача?

BG: Вы же продаете не пациенту, а врачу.

А. С.: Мы видим за доктором всегда пациента. Для нас правильный кусок правильно обработанного титана — это всего лишь небольшой процент от того, что мы видим в этом процессе. Для нас важно продать имплантат правильно подготовленному специалисту, чтобы имплантат попал в правильные руки. Чтобы в итоге пациенты получали качество жизни, о котором они уже порой не могли и мечтать. Вот это для нас одна из самых важных, самых ценных вещей.

Мы знаем, что если мы будем качественно работать, правильно развивать технологии, правильно доносить информацию о наших продуктах и технологиях до пациентов и до специалистов, то еще большее количество людей сможет получить совсем другое качество жизни, чем то, которое они имеют сегодня.

BG: То есть продать имплантат — это все-таки продать новое качество жизни?

А. С.: Сто процентов!

 


 

  • Александр Смирнов в компании Nobel Biocare с 2001 года.
  • При его активном участии формируется рынок имплантологии и эстетической стоматологии в Санкт-Петербурге, Западной Сибири, на Дальнем Востоке.
  • С 2006 года является коммерческим директором только что созданной Nobel Biocare Russia.
  • С 2008 года — генеральный директор компании. В том же году на ежегодной конференции Nobel Biocare в Цюрихе признан лучшим региональным менеджером компании.
  • С 2011 года — руководитель представительства компании в России и странах СНГ.

Источник: КоммерсантЪ. Business Guide (Стоматология). Приложение №60.

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Краевая стоматология: вчера, сегодня, завтра
07 июля 2010
1286
А. Н. Луценко главный врач ГУЗ «КСП-ККСЦ», главный стоматолог ДЗКК, заслуженный врач РФ, заслуженный работник здравоохранения Кубани А. В. Черченко заместитель главного...
Симон Хауг: «Наша профессия из ручного труда...
08 августа 2010
2091
Перевод Марии Лапкасовой Симон Хауг - зубной техник-эксперт, автор книги «Правильное моделирование» С 2002 по 2005 год Симон Хауг обучался в...
История создания и использования мышьяковистой пасты в...
09 сентября 2010
2030
М. А. Егорова студентка ГОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет» Росздрава, кафедра терапевтической стоматологии Л. Р. Мухамеджанова д. м. н., доцент, заведующая...