За «Экраном». Микромир при увеличении

Подготовила Наталья Ткачева

международный посол мира по возрождению российского производства, блогер, основатель «Боры.ру» и «Экрадент НТ»

Продолжаю рассказывать об уникальных российских предприятиях. Эта статья посвящена НПЦ «Микромир» — ведущему российскому производству лечебно-профилактических препаратов бактериофагов, которое в своей деятельности опирается на более чем полувековые традиции советских и российских специалистов в сфере бактериофагии. НПЦ «МикроМир» занимается поиском, созданием и внедрением современных средств профилактики и борьбы с бактериальными инфекциями в различных областях современной медицины, в том числе в стоматологии.

Рассмотрим нарастающую проблему современной медицины и всего человечества в целом — антибиотикорезистентность.

Разобраться в этой проблеме и ответить на актуальные вопросы микробиологии нам помогут, как всегда, российские ученые.

Александр Юрьевич Зурабов, основатель НПЦ «Микромир», к. э. н., стратегический инвестор, предприниматель

«Главной целью антиинфекционной терапии является не уничтожение конкретного патогена (который якобы является единственной этиологией инфекционного процесса), а восстановление баланса микрофлоры человека в целом или в конкретной области организма».


Валентина Михайловна Попова, к. м. н., советский ученый

«Бактериофаги созданы эволюцией для регулирования количества микроорганизмов во внешней среде и в организме человека. Эволюционно детерминировано, что бактериофаги следуют за бактериальной клеткой и при чрезмерном размножении бактерий проявляют свои литические свойства по регулированию численности бактерий. Это имеет большое значение для функционирования организма человека, животных и для экологии окружающей среды».

Галина Сергеевна Пашкова, Рис.8к. м. н., исследователь в области фаготерапии, главный врач «Боско клиники»

«Когда мне пришлось изучить много «классической» литературы о патогенах полости рта, я получила очень странное впечатление. Казалось, живет себе здоровый человек, а потом к нему в рот приходят страшные патогенны, и начинается… Гингивит, пародонтит, периимплантит… А вот тот факт, что у здорового человека можно обнаружить массу облигатных патогенов, очень редко афишируется. Так же редко, как и то, что никакими антисептиками и антибиотиками невозможно стерилизовать очаг воспаления. Да, можно изменить абсолютную численность бактерий, можно изменить их соотношение, но это нельзя сравнить с процессом дезинфекции и автоклавирования инструментов».

Евгений Леонидович Жиленков, к. б. н., советский ученый

«Антибиотики, не разбирают, что можно уничтожить, а что нельзя. Бактериофаги же губительно воздействуют лишь на патогенные формы бактерий, обеспечивая неприкосновенность полезного микромира».

Триумфальное шествие антибиотиков закончилось давным-давно. Да, в середине прошлого века мир действительно пребывал в эйфории. Изобретен пенициллин! Найдена панацея! Сегодня отношение специалистов к некогда архипопулярным лекарствам более чем скептическое. Мало того, что вирусы и бактерии быстро приспосабливаются к антибиотикам (из 115 самых распространенных ныне антибиотиков 69 препаратов официально считаются совершенно неэффективными), антибиотики вдобавок бьют по иммунитету. А болезни никуда не деваются… Но выход, к счастью, есть — бактериофаги.

Расскажите, пожалуйста, кто такие бактериофаги? О них сейчас много говорят. Но мало кто знает их в лицо.

Бактериофаги это живые агенты, вирусы бактерий, широко распространенные в природе. В медицине используют способность бактериофагов разрушать клетки болезнетворных микроорганизмов.

 

 

Скрытые природные агенты? Где вы их находите? Кстати, слышала, что у них даже есть паспорт?

Бактериофаги в инертном (неактивном) состоянии находятся в окружающей среде (реки, озера, моря, почва, сточные воды, клинические материалы (гной, мокрота и т. д.). Бактериофаги могут существовать в виде профага в геноме бактериальной клетки. При возникновении определенных ситуаций происходит индукция профага и превращение его в зрелые фаговые частицы. Вышеперечисленные объекты являются источником для выделения новых фагов. После выделения новых бактериофагов изучаются биологические свойства и оформляется паспорт, в котором отражены все основные свойства фагов и морфология фаговых частиц.

То есть у каждого фага своя узкая специализация?

Совершенно верно. Это еще одно умное свойство бактериофагов. Поэтому в каждом препарате компании содержится, как правило, несколько десятков бактериофагов. Они не мешают друг другу. Напротив, такие «мощные коктейли» залог максимального оздоровления организма. Можно не опасаться, что место убитых стрептококков тут же займут живые и невредимые стафилококки. Этого не дадут осуществить те фаги, которые являются, если хотите, «киллерами» стафилококка и находятся рядом.

Расскажите в двух словах историю бактериофагов. Кто их первый нашел?

Прошло чуть более ста лет после выхода в журнале «Ланцет» статьи английского исследователя и врача Фредерика Творта «Исследование природы ультрамикроскопических вирусов» [1]. В ней Творт описал феномен возникновения прозрачных пятен на бактериальном газоне при работе с культурой на чашках Петри. Исследовав эти пятна, он обнаружил в них мертвые бактерии. Пятна обладали свойством повторяться на других чашках, если содержимое пятна перенести на новый газон. Не будучи в состоянии дать убедительное объяснение этому явлению, Творт выдвинул три возможных, с его точки зрения, гипотезы: проявление неизвестного прежде жизненного цикла бактерий, действие какого-то энзима, продуцируемого самими бактериями, или присутствие некоего ультрамикроскопического вируса, способного вызывать гибель бактерий. Изложив свои гипотезы, Творт больше не возвращался к этой теме, однако многие считают, что именно с этой статьи начинается эра бактериофагов.

Стафилококковый бактериофаг, электронная микроскопия.

Стафилококковый бактериофаг,
электронная микроскопия.

Подлинным же отцом бактериофагии по праву считается французский ученый канадского происхождения Феликс Д’Эрель, работа которого с похожими наблюдениями вышла два года спустя [2]. В отличие от Творта, Д’Эрель был сразу убежден, что он обнаружил особый тип вируса, который убивает бактерии, и он дал этому вирусу то имя, под которым его теперь знают во всем мире: бактериофаг.

И какова роль нашей страны в их изучении?

Советская школа бактериофагии была заложена в 20-х годах прошлого столетия грузинским ученым Георгием Элиавой. Он основал в 1923 г. в Тбилиси Институт бактериофага, микробиологии и вирусологии, который стал ведущим в СССР научным центром по вопросам изучения и применения бактериофагов. Вместе с тем сказать, что фаготерапия в СССР занимала заметное место в терапевтической практике, объективно нельзя. Как пишет профессор П. Лернер, много лет занимавшийся изучением и применением бактериофагов, в 1960 г. Министерство здравоохранения СССР поручило нескольким научно-исследовательским институтам вынести свой вердикт относительно целесообразности применения фаговых препаратов в лечебной практике. Выводы комиссии были отрицательными. Результатом такого решения стало сворачивание как научных исследований, так и широкого производства фагосодержащих препаратов. Как это часто бывало в нашей стране, исследования, и особенно применение фагов, стали уделом лишь подлинных энтузиастов фаготерапии. Их усилия приводили порой к неплохим результатам при лечении ожоговых и постоперационных онкологических больных, подавлении и предупреждении вспышек внутрибольничных инфекций в некоторых ЛПУ, дизентерии и иных кишечных дисбиотических состояний. Однако все эти результаты носили одиночный, эпизодический характер, и, помимо помощи конкретным больным, они не поставляли убедительных данных в соответствии с канонами так называемой доказательной медицины. Именно поэтому в зарубежной литературе повсеместно признается важная роль СССР и затем России в развитии фаготерапии, но отсутствие убедительных научных результатов дает возможность сделать только один (но важный) вывод из этой практики: никаких серьезных сообщений о побочных эффектах и иных негативных последствиях применения бактериофагов зафиксировано не было.

Электронный микроскоп JEOL- 1011(Япония).

Электронный микроскоп JEOL-
1011(Япония).

Один из самых интересных, с вашей точки зрения, результатов применения бактериофагов в России?

Это было в СССР. Был опыт профилактики вспышек дизентерии в Узбекистане. В процессе работы использовался оригинальный прием выключение из эпидемического процесса отдельных контингентов, что, в частности, позволило установить удельный вес дизентерии в сумме острых кишечных инфекций, эпидемиологическую роль детей различного возраста как источника инфекции и т. д. Указанная работа проводилась в течение 17 лет и привела к снижению заболеваемости дизентерией и другими острыми кишечными заболеваниями в десятки раз.

Правда ли, что сейчас, несмотря на напряженные отношения с Западом, труды и разработки наших ученых вызывают уважение иностранных коллег?

В области бактериофагии сложилась интересная ситуация: в ряде зарубежных стран (США, Франция, Германия, Великобритания, Австралия и др.) ведутся серьезные фундаментальные исследования бактериофагов как одного из интереснейших объектов для изучения. И можно сказать, что бактериофаги сегодня изучены намного лучше, чем любая бактерия. В России фундаментальные работы также ведутся некоторыми учеными, есть интересные результаты. Но масштаб этих работ заметно меньше. Вместе с тем в чем Россия пока опережает все страны, так это в практике применения бактериофагов для лечения и профилактики. Здесь у нас накоплен огромный опыт, и он вызывает несомненный интерес у наших зарубежных коллег.

В лаборатории «Микромир».

В лаборатории «Микромир».

Сколько стоит секрет производства фагов и может ли он быть продан за рубеж?

Самый главный секрет умение быстро находить новые бактериофаги, если имеющиеся в наличии оказываются неэффективными к бактериям, выделенным из клинического материала. Именно благодаря знанию такого секрета нашими ведущими специалистами В. М. Поповой и Е. Л. Жиленковым нам удалось собрать обширную коллекцию вирулентных бактерифагов, которая позволяет создавать наши сложные составные препараты и актуализировать их содержимое под быстро меняющийся микробный пейзаж. На создание подобной коллекции уйдут годы, и к тому же ее требуется постоянно обновлять. НПЦ «Микромир» работает на постоянной основе со многими российскими лечебными учреждениями, еженедельно получает новые образцы клинических материалов, выделяет находящиеся там бактерии и проверяет эффективность фагов из своей коллекции. Если работающего фага обнаружить не удается, тогда запускается механизм поиска нужно фага из природных источников. Таким образом, сила «Микромира» не только в обширной и уникальной коллекции бактериофагов, но и в способности ее непрерывно расширять и «бежать в ногу» с мутирующими бактериями. Все это вместе и составляет «секрет» производства наших препаратов, и его не так-то просто передать или продать. Но все-таки самое важное для успешного применения бактериофагов это работа с клиницистами, создание практических методик по лечению и профилактике бактериальных инфекций. И здесь отрыв нашей страны пока очень велик.

Как помогли технический прогресс и современное увеличительное оборудование в изучении бактериофагов?Были объяснены механизмы, с помощью которых бактериофаги способны воздействовать на бактерию. Учеными-микробиологами и вирусологами описаны процессы взаимодействия вирулентных и умеренных бактериофагов с бактериальной клеткой. Было доказано, что вирулентные бактериофаги избирательно «уничтожают» бактериальные клетки.

 

Какие новые технологии и приборы используют сегодня в лаборатории? 

Для проведения исследований на современном уровне используются многочисленные приборы: электронный микроскоп, масс-спектрометр, прибор для ПЦР-исследований, мультискан, флюориметры, современные скоростные центрифуги, световые микроскопы, качалки, дозаторы и т. д. Наличие современного оборудования позволяет разрабатывать и применять новые технологии и подходы для решения производственных и научных задач.

Какие болезни предупреждают и лечат средства с фагами?

Заболевания, которые вызывают патогенные микроорганизмы, можно предупреждать и лечить препаратами с бактериофагами или использовать их в комплексном лечении. В качестве примера можно привести следующие заболевания: холеру, дизентерию, сальмонеллез, стафилококковые и стрептококковые инфекции, а также возможно использование препаратов с бактериофагами в стоматологии, офтальмологии, урологии, пульмонологии, энтерологии и т. д. Бактериофаги эффективны для профилактики и лечения бактериальных осложнений в хирургии, гинекологии, акушерстве, косметологии и других областях медицины, а также для профилактики осложнений, вызванных бактериями при вирусных инфекциях.

Какие лечебно-профилактические препараты на основе бактериофагов в России разработаны для стоматологии?

Российскими микробиологами-вирусологами на базе НПЦ «МикроМир» создано профилактическое средство «Фагодент» на основе вирулентных бактериофагов. Препарат состоит из комплекса бактериофагов, включающего в себя 56 видов фагов к 18 патогенным микроорганизмам, гель на основе карбопола и очищенную воду.

Какие результаты применения и показатели эффективности препарата уже известны?

Результаты лабораторных исследований и мониторинг состояния десны пациентов пародонтологического профиля показали эффективность геля «Фагодент» в отношении заявленных патогенных бактерий. В комплексном лечении инфекционно-воспалительных заболеваний пародонта средство на основе бактериофагов «Фагодент» может существенно улучшить качество лечения за счет избирательного воздействия на пародонтопатогены, ускорить купирование воспалительных процессов, сократить сроки репарации и снизить вероятность осложнений проводимых манипуляций. Отсутствие вкуса, запаха и побочных эффектов при местном применении средства «Фагодент» в полости рта позволяет рекомендовать его использование для оптимизации пародонтологического лечения и профилактики возможных инфекционно-воспалительных осложнений в профессиональной гигиене полости рта.

Бактериофаги проглатывать неопасно, так как это природный агент. В организме человека и животных присутствует множество своих (эндогенных) бактериофагов.

В офисе НПЦ «Микромир», пос. Любучаны, МО.

В офисе НПЦ «Микромир», пос. Любучаны, МО.

Чему посвящены дальнейшие исследования ученых-микробиологов?

Исследования посвящены секвенированию и типированию бактериофагов, изучению влияния комплексных фаговых средств на соматические клетки, а также явления фагорезистентности при использовании монофаговых препаратов. В задачи стоматологов, использующих сертифицированное профилактическое средство «Фагодент», входят оптимизация методики его использования, разработка технологии экстренной персонифицированной коррекции микробного баланса в полости рта при агрессивных формах воспалительных заболеваний пародонта.

Каковы перспективы в глобальном смысле? Какое развитие вы хотите видеть в ближайшее время?

НПЦ «Микромир» активно развивается. В ближайшие месяцы мы ожидаем ввода в эксплуатацию нового лабораторно-производственного корпуса, создаваемого в соответствии со всеми стандартами чистоты. В компанию приходят молодые специалисты, и мы ставим задачу перед нашими мэтрами передавать им свой бесценный опыт в области вирусологии, бактериологии, вести новые исследования свойств бактериофагов. Мы стремимся продвигать наши подходы по экологическому воздействию на микробиом человека в самых различных областях медицины: в педиатрии, стоматологии, гинекологии, дерматологии, оториноларингологии, офтальмологии, урологии и др. Поэтому мы стараемся расширять круг врачей-новаторов, с которыми мы разрабатываем новые подходы, превращаем их в практические рекомендации для широкого круга клиницистов. Мы участвуем в выставках и конференциях по всей стране, и эта работа будет продолжаться. И мы хотим дойти с нашими подходами и нашими средствами практически до каждого человека в нашей стране, потому что профилактика инфекционных заболеваний касается каждого из нас, проще и легче предотвратить развитие заболевания, чем потом его лечить. Мы хотим, чтобы наши средства находились в каждом доме как безопасное и эффективное средство поддержания здоровья человека.

Три процента нашего организма составляет микромир. Мы считаем, что питаем свое тело, а на самом деле питаем этот микромир, который потом питает нас, создавая определенный баланс для нашей жизнедеятельности.

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Краевая стоматология: вчера, сегодня,...
07 июля 2010
1031
А. Н. Луценко главный врач ГУЗ «КСП-ККСЦ», главный стоматолог ДЗКК, заслуженный врач РФ, заслуженный работник здравоохранения Кубани А. В. Черченко заместитель главного...
Симон Хауг: «Наша профессия...
08 августа 2010
1665
Перевод Марии Лапкасовой Симон Хауг - зубной техник-эксперт, автор книги «Правильное моделирование» С 2002 по 2005 год Симон Хауг обучался в...
История создания и использования...
09 сентября 2010
1710
М. А. Егорова студентка ГОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет» Росздрава, кафедра терапевтической стоматологии Л. Р. Мухамеджанова д. м. н.,...
Подпишитесь на рассылку наших последних новостей