Maкс Босхарт: «Необходимость в полном съемном протезировании станет редким явлением»

Перевод Инны Бичегкуевой

Maкс Босхарт

зубной техник — мастер, CDT, CC

Босхарт

Имя Макса Босхарта широко известно в профессиональных стоматологических кругах, поскольку он уже более 30 лет занимается преподавательской деятельностью и проводит курсы повышения квалификации. Многие врачи-стоматологи и зубные техники прошли у него курс обучения или по меньшей мере посетили вводный курс, читали одну из его статей или слышали что-нибудь о его деятельности.

Макс Босхарт в течение 10 лет работал у профессора Гербера. Он также помогал профессору при написании его единственной опубликованной книги «Заболевания височно-нижнечелюстного сустава. Диагностика и терапия».

До этого, будучи молодым зубным техником, Макс Босхарт работал в различных зуботехнических лабораториях (преимущественно в Западной Швейцарии), но в качестве специалиста по работе с керамикой. Заняться съемным протезированием ему пришлось в связи с изменением рода деятельности и переходом на работу в стоматологическую индустрию. Этому направлению ортопедической стоматологии он полностью посвящает себя и до настоящего времени.

Он абсолютно четко формулирует главный принцип, которого придерживается в своей работе: «Будь профессионалом, а не дилетантом, поэтому припасовывай протез к окклюзии пациента, а не пациента к получившейся окклюзии».

Макс Босхарт побывал с курсами и докладами в университетах, клиниках и зуботехнических лабораториях почти всех стран Европы, а также Северной и Южной Америки, Восточной Азии и Ближнего Востока. Некоторое время он также жил и работал в Бельгии, Португалии, Мексике и США.

«Дентал Юг»: Господин Босхарт, как бы Вы в нескольких строчках охарактеризовали Ваш профессиональный, творческий и жизненный путь?

Макс Босхарт: Когда подходишь к 60-летнему возрасту, былые годы все больше уходят в прошлое. События, которые когда-то казались очень важными, начинают казаться чем-то банальным. Мое сравнительно скромное происхождение, но также и совершенно определенно работа у профессора Гербера, мои драгоценные друзья по работе и в быту, иногда деликатно, а иногда и с большим нажимом, снова и снова заставляют меня «спускаться на землю».

Очень многое в моей жизни было бы невозможным без того необычайного понимания моей супруги, которое она проявляет к моему хобби — стоматологии и зубной технике. Благодаря моей жене я выучил французский и испанский язык.

В летнее время я часто провожу выходные дни на альпийском лугу, который уже давно принадлежит нашей семье.

Айнзильден (Швейцария).

Айнзильден (Швейцария).

Д. Ю.: Что заставило Вас окунуться в стоматологическую сферу?

М. Б.: Выбор профессии был частью логической цепи, которая привела меня к моему общему призванию — преподавателя и руководителя курсов. Для того чтобы работать в избранной мной области ортопедической стоматологии искренне и с полной отдачей, мне нужно было узнать все стороны профессии. Я всегда не переносил половинчатости в профессии, тем более если она связана со здоровьем человека.

В наше время, когда все во что бы то ни стало стремятся выглядеть помоложе, пожилые люди, не располагающие достаточными средствами для оплаты дорогих зубопротезных работ, нуждаются в большей защите и расположении. Эта категория пациентов мотивирует меня. Но для меня не меньшее значение имеет и преподавательская деятельность. Эта работа доставляет мне большую радость и дает возможность найти очень необычных и интересных друзей.

Д. Ю.: Почему Вы выбрали своей специальностью именно зуботехническое мастерство?

М. Б.: Скорее всего, я выбрал это, поскольку ничего лучшего мне в голову просто не пришло, а также по той причине, что мой отец довольно активно вмешался в этот процесс, а его мнение имело для меня большое значение.

Д. Ю.: Г-н Босхарт, Вы работали с профессором Гербером, который стал легендой мировой ортопедической стоматологии. Расскажите о вашей совместной работе с ним. Что это был за человек?

М. Б.: Ни один человек не повлиял на мою жизнь в такой мере, как профессор Гербер. Это относится как к интеллектуальным, так и к морально-этическим принципам жизни.

Профессор Гербер был требовательным, но справедливым человеком. Он умел быть благодарным и веселым, но мог и рассердиться, если коллеги (в том числе я), не подумав и без предварительного согласования, говорили глупости. Он был таким же человеком, как мы все, совершенно не высокомерным. Он понимал, что знания можно получить и усвоить, а ум дается от природы. Профессор Гербер был благодарен природе за то, что она его так щедро одарила, и хорошо осознавал свою социальную ответственность. Однако работа с ним могла и сильно разочаровывать, поскольку почти все попытки найти ошибку в его концепции заканчивались неудачей.

Если я задавал ему с виду невинный вопрос, но с подковыркой, при ответе на его лице появлялась лукавая улыбка. Но такие вопросы никогда не вызывали у него раздражения.

На семинаре в мастер-школе профессионального обучения зубных техников в Германии.

На семинаре в мастер-школе профессионального обучения зубных техников в Германии.

Д. Ю.: Кого еще, кроме профессора Гербера, Вы считаете своими учителями?

М. Б.: Я не отношусь к людям, создающим себе высокие примеры и идеалы, коим нужно следовать. Это не соответствует моему образу мыслей.

Я — поклонник Альфреда Гизи и всегда определяю его следующим образом: «Эйнштейн в ортопедической стоматологии. Человек с большой буквы и исследователь». Очень ценю как преподавателя и врача-стоматолога профессора Прети (Турин, Италия). Могу его также охарактеризовать как гуманиста и очень необычного человека.

Д. Ю.: Вам довелось работать в зуботехнических лабораториях некоторых европейских стран и США. На Ваш взгляд, есть ли принципиальное отличие в работе зубного техника в этих странах? Каково главное отличие немецких специалистов от зубных техников других европейских стран?

М. Б.: Тридцать лет назад различия были очень и очень большими. На сегодняшний день также имеется значительное отличие. При этом снова и снова решающим остается следующий фактор: образование и просвещение. Государство, которое экономит на образовании, экономит на собственном будущем.

С точки зрения сегодняшнего дня можно охарактеризовать страны Скандинавии и Бенилюкса, а также Германию, Австрию и Швейцарию (где я живу) как страны с высоким уровнем образования в университетах и хорошими зубными техниками. Однако это не означает, что нельзя многое сделать еще лучше. Подготовку в школах и мастер-школах для зубных техников в этих странах можно считать очень хорошей, а иногда превосходной.

Во Франции также приемлемо хороший уровень, но, к сожалению, уровень университетского образования можно назвать средним. Великобритания освобождается от оков государственной «дешевой политики» и, наконец, идет вперед, к приобретению качества как в области медицины, так и в области техники.

Италию можно охарактеризовать как страну контрастов с фантастическими клиницистами и зубными техниками. Располагает хорошими университетами. Похоже, эстетические наклонности носят у итальянцев генетический характер и передаются по наследству. Итальянцы также могут показывать высокий уровень ремесленного мастерства, если они этого захотят.

Уровень академического образования в Испании и Португалии повысился, и его можно сравнить с французским. С моей точки зрения, зубная техника в этих странах является слабым звеном. Образовательные школы для зубных техников в большинстве случаев имеют недостаточный уровень. Недостает действительно образованного и способного к учебно-методической работе обучающего персонала. Такое положение дел не может не иметь своих последствий.

В США все выглядит несколько иным образом. Не все зубные техники имеют соответствующее образование. Они выполняют указания своего руководства, располагающего соответствующими знаниями и квалифицированно ориентирующегося в своей профессии. Поэтому в среднем качество зуботехнических работ находится на хорошем среднем уровне.

Чтобы увидеть сочетание американского массового продукта с возрастающим качеством и европейским стилем, нужно посетить канадскую провинцию Квебек. Индивидуальность здесь не ограничена. Совершенно в их стиле: возьми у обеих культур наилучшее и приведи к единому целому.

В стоматологической клинике Макса Босхарта.

В стоматологической клинике Макса Босхарта.

Д. Ю.: Вы уже много лет занимаетесь преподаванием. Расскажите о Вашей образовательной деятельности более подробно. Лекции на какие темы Вы читаете? Какие практические курсы ведете?

М. Б.: В связи с тем, что моя работа в прошлом была связана со стоматологической индустрией (производством искусственных зубов), а также с сопутствующей этому преподавательской деятельностью, полное съемное протезирование стало моим коньком. Уже во время работы у профессора Гербера определилось это направление моей будущей деятельности. С этим, естественно, связана также область стоматологии, изучающая физиологию движений нижней челюсти и воспроизведение этих движений в артикуляторе.

Через несколько месяцев в издательстве «Квинтэссенция» будет опубликована моя статья на эту тему, состоящая из 2 частей.

В прямой связи с этой темой находится направление, изучающее дисфункции и болевой синдром в области челюстно-лицевой области, в частности, в области височно-нижнечелюстного сустава.

На переднем плане моей деятельности находится проведение практических курсов по полному съемному протезированию с демонстрацией на пациенте. Желательным является проведение этих курсов таким образом, чтобы каждый их участник мог выполнить полную съемную работу на верхнюю и нижнюю челюсть от снятия предварительного оттиска до наложения протеза в полости рта. Чаще этот курс проходит также с демонстрацией на одном пациенте.

Каждый курс с привлечением пациента — испытание. Однако таким образом можно показать, какие возможности имеются в действительности. Знание «обеих сторон медали» оказывается при этом особенно полезным. Некоторые этапы работы могут быть выделены в отдельные мастер-классы: эстетика, снятие оттисков, постановка зубов.

Кроме того, я провожу специальные курсы на тему краниомандибулярной дисфункции и нарушений окклюзии со всеми вытекающими из этого последствиями. На эту тему также предлагаются практические курсы. Обычно участники курсов в таких случаях одновременно служат «пациентами».

Другие курсы, которые я провожу, относятся к образовательным мероприятиям и курсам повышения квалификации для зубных техников и зубных техников-мастеров.

На международном конгрессе Гербера в Санкт-Моритце. Фото работы основателя общества Гербера.

На международном конгрессе Гербера в Санкт-Моритце. Фото работы основателя общества Гербера.

Д. Ю.: В чем главное отличие Ваших курсов от всех остальных?

М. Б.: Проводимые мной курсы по возможности проходят с привлечением пациента, поэтому их можно охарактеризовать как комплексные курсы, максимально приближенные к практике.

Д. Ю.: На Ваш взгляд, какой объем знаний должен получать каждый год специалист, чтобы идти в ногу со временем? Должен ли каждый специалист (зубной техник, врач-стоматолог) составлять для себя годовой учебный план? Ведь хорошее образование не может быть получено стихийно, без программы?

М. Б.: Врач-стоматолог или зубной техник расширяет объем своих знаний по мере того, как задается вопросами: почему я получил такой результат, почему случилось именно таким образом, что я мог бы улучшить? Поиск причин неудач может быть очень поучительным. Если ответа при этом не находится, можно думать о том, какой же курс необходимо посетить. Такой образ действий и может служить учебным планом. Очень существенным фактором успеха является настоящая совместная работа врача-стоматолога и зуботехнической лаборатории. Это способствует обучению обеих сторон и обеспечивает взаимное доверие, которое во многих случаях бывает нарушено, а отношения бывают совершенно предвзятыми.

Я считаю, что без программы и плана очень и очень сложно получить хорошее образование, но такая возможность все же существует.

Д. Ю.: Г-н Босхарт, Вы — продолжатель учения профессора Гербера. Есть ли у Вас собственные научные разработки? Что нового Вы привнесли в стоматологическую науку и практику?

М. Б.: Чтобы добиваться научных достижений, нужно работать в других условиях — при университете.

В 80-е годы в связи с определенными обстоятельствами я разработал систему для изготовления протезов инъекционным способом — Swiss-Jet. Целью разработки было получение простой, надежной и недорогой системы, которая не требовала бы дополнительного технического оснащения и была бы применима с традиционно используемыми пластмассами холодной и горячей полимеризации.

Значительно больше времени понадобилось для разработки новой формы жевательных зубов DeltaForm, которые в настоящее время выпускает фирма Merz. В течение многолетней работы выкристаллизовалась форма с абсолютно новой, ориентированной на будущее технологией. Она явилась логическим продолжением концепции лингвализированной окклюзии.

Д. Ю.: Каким алгоритмом принятия решения Вы руководствуетесь при выборе формы протезирования для конкретного пациента?

М. Б.: Сбор анамнеза может длиться до одного часа, а также дополняться в процессе лечения. Анкета-опросник включает самые основные вопросы. Только во время беседы с пациентом выясняется, чего он в действительности хочет и в чем нуждается. Без хороших доверительных отношений с пациентом в протезировании быстро возникают непреодолимые границы.

Что касается процесса лечения пациента с полной потерей зубов, то на первом этапе должна всегда проводиться подготовка пациента к протезированию. Это приводит к стабилизации окклюзии, а следовательно, всей стоматогнатической системы. Проведение предварительного лечения способствует процессу заживления раздраженной слизистой оболочки полости рта перед началом любых других работ.

В настоящее время готовится к публикации перевод на русский язык моей небольшой статьи, посвященной этой теме.

Д. Ю.: Расскажите о своей клинике, о ее образовании, представьте ее ведущих специалистов. Чем Ваша клиника выделяется среди других?

М. Б.: Мое задание — помочь профессору Герберу в качестве его ассистента при написании книги о заболеваниях височно-нижнечелюстного сустава — было выполнено. Книга опубликована в издательстве «Квинтэссенция». За это время я успел также получить дополнительное высшее образование. За этим логически следовал этап перехода к самостоятельной предпринимательской деятельности.

В связи с тем, что моя работа была связана с частыми командировками, я задался целью создать небольшую и простую клинику с собственной лабораторией и 1–2 рабочими местами для участников курсов. Такая клиника помогает обеспечить уютную и близкую к практике обстановку.

Один из самых важных этапов работы — постановку зубов — я не отдаю в другие руки. Выполняю эту техническую операцию все еще сам.

Лабораторией уже более 15 лет самостоятельно руководит г-жа Шулер. Она быстро превратилась в совершенно незаменимое лицо и стала «доброй феей» нашей клиники. В периоды моего отсутствия она «держит оборону крепости».

Бухгалтерией с самого начала занимается мой хороший, надежный и верный друг, с которым я познакомился еще при прохождении воинской службы.

Первостепенное значение для меня имеет человеческий фактор. После стрессов, связанных с поездками, клиника служит мне «тихой гаванью». Цейтнот у нас бывает редко, а бесконечные споры и склоки для нас нехарактерны.

Д. Ю.: Какие научные достижения последнего времени в области зубопротезирования, по Вашему мнению, являются наиболее значимыми?

М. Б.: До недавнего времени материалом выбора для меня были искусственные зубы из фарфора. На сегодняшний день хорошей альтернативой при их правильном использовании являются пластмассы с нанонаполнителями.

Д. Ю.: А каковы дальнейшие перспективы развития зубопротезирования?

М. Б.: Пройдет еще некоторое время, пока управляемые электроникой процессы заменят нашу ручную работу. В работе по изготовлению искусственных коронок и мостовидных протезов мы уже находимся в сердцевине этого процесса. Я надеюсь, что имплантология в дальнейшем будет значительно совершенствоваться, что приведет к существенному снижению цен на работы. Необходимость в полном съемном протезировании станет редким явлением.

Д. Ю.: Откуда Вы черпаете вдохновение и хорошее настроение?

М. Б.: Жизнь — лучший источник моего вдохновения и хорошего настроения.

.

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Краевая стоматология: вчера, сегодня, завтра
07 июля 2010
1102
А. Н. Луценко главный врач ГУЗ «КСП-ККСЦ», главный стоматолог ДЗКК, заслуженный врач РФ, заслуженный работник здравоохранения Кубани А. В. Черченко заместитель главного...
Симон Хауг: «Наша профессия из ручного труда...
08 августа 2010
1744
Перевод Марии Лапкасовой Симон Хауг - зубной техник-эксперт, автор книги «Правильное моделирование» С 2002 по 2005 год Симон Хауг обучался в...
История создания и использования мышьяковистой пасты в...
09 сентября 2010
1793
М. А. Егорова студентка ГОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет» Росздрава, кафедра терапевтической стоматологии Л. Р. Мухамеджанова д. м. н.,...