Давид Назарян: «9 из 10 врачей из реконструктивной хирургии убегают в имплантологию»

К сожалению, в нашей стране хирургов, способных на высоком уровне провести сложные реконструктивные и ортогнатические операции в ЧЛО, можно пересчитать по пальцам. В чем причина такого дефицита? Какими качествами должен обладать челюстно-лицевой хирург, проводящий такие операции? Что дальше ждет отечественную ЧЛХ? В интервью Dental Magazine на эти и другие вопросы ответил Давид Назарян, один из самых известных челюстно-лицевых хирургов в РФ, кандидат медицинских наук, высококлассный специалист и талантливый художник.

Dental Magazine: Давид Назаретович, у вас достаточно редкая специализация — вы проводите реконструктивные операции ЧЛО и занимаетесь ортогнатической хирургией. Как вы считаете, почему в РФ так мало специалистов вашего профиля? Проблема с подготовкой кадров или нежелание врачей?

Давид Назарян: Для того чтобы заниматься реконструктивной хирургией, и особенно микрохирургией, необходимо обладать здоровьем космонавта и любовью к пространственной хирургии, терпением молодой девочки, памятью слона и зрением орла. Довольно редко все это сочетается в одном человеке!

Кроме всего прочего, профессия не самая высокооплачиваемая, проще и быстрее специалисту научиться обычной дентальной имплантологии, удалять зубы и считать себя обеспеченным человеком. Ряд распиаренных имплантологов читают лекции и показывают успешные результаты в виде «новых зубов». Им вовсе не нужно себя мучить 10 лет для освоения таких дисциплин, как реконструкция лицевого скелета после онкологии, микрохирургии, той же ортогнатической хирургии, когда требуются знания ортодонта, компьютерного проектировщика и аккуратная хирургия, которая должна совпадать с эстетическими пожеланиями пациента и соответствовать стабильному прикусу.

Что до подготовки кадров, таких проблем нет — были бы желающие и неленивые! 90 % врачей из настоящей реконструктивной хирургии убегают в имплантологию и пластическую хирургию.

DM: Для того чтобы стать профессионалом высокого уровня, челюстно-лицевому хирургу нужно обладать талантом? Или достаточно усердно и долго учиться?


Учиться нужно два года в общей хирургии, два года в челюстно-лицевой, до этого шесть лет на лечебном факультете, а если человек хочет научиться определенному направлению, то и этого  мало!

Д. Н.: Думаю, как и в любой специальности, можно быть середнячком и выдающимся. Учиться нужно два года в общей хирургии, два года в челюстно-лицевой, до этого шесть лет на лечебном факультете, а если человек хочет научиться определенному направлению, то и этого мало!

IMG_0740-Edit1300Х776_opt

Мне повезло. В 17 лет я попал в ЦНИИС и ЧЛХ под руководство проф. А. И. Неробеева, Караяна А. С., Сенюка А. Н., Вербо Е. В. Тогда и началась настоящая учеба, появилось желание вырасти до их уровня! Мне посчастливилось до 2—3 ночи ассистировать профессору Караяну на операциях с применением микрохирургической техники, а утром я уже был в институте (благо Парк культуры и Первый мед рядом). Параллельно с этим вплоть до 6-го курса я дежурил на скорой помощи в Первом МГМУ им. И. М. Сеченова. Я вскрывал флегмоны, шинировал челюсти, будучи еще только на 2-м курсе.

В ординатуре у профессора Караяна я уже выполнял самостоятельные операции, правда, вслед за этим моему учителю пришлось много бороться, он говорил: «Успокойся, они видят, что ты молодой, несмотря на взрослые операции». Это была работа отца с сыном, за что я ему очень благодарен!

DM: Операции которые вы проводите, достаточно сложные и тесно переплетены с эстетикой. Это накладывает на хирурга двойную ответственность. Почему вы избрали для себя это направление и насколько сложно было овладеть профессией? Были у вас какие-либо сомнения?

Д. Н.: Сомнений не было уже лет с 14. Это самая творческая и разносторонняя специальность, и только в ней я себя чувствую счастливым! Однажды мне предложили стать главным врачом крупной всероссийской сети, связанной с ЖД, но моя жена твердо мне сказала: «Я выходила замуж за хирурга, и мне не нужны твои административные миллионы!»

Безусловно, операции на лице тесно коррелируют с эстетикой, но я их провожу только людям с врожденными изъянами или приобретенными дефектами. Операции, которые не повышают функцию, мне неинтересны, так же как сложны для меня пациенты, желающие выглядеть моложе на 30 лет или жаждущие лягушачьих губ.

DM: Вы пишете картины, и у вас было несколько собственных выставок. Пишете, когда приходит вдохновение, или это способ снять напряжение и выплеснуть эмоции?

Д. Н.: Картины я пишу как для своих статей в качестве иллюстраций, так и для души. Сказать честно, на второе сейчас остается крайне мало времени. На данный момент я являюсь руководителем очень серьезного отделения челюстно-лицевой и реконструктивной хирургии ФГБУ НКЦО ФМБА РФ, отделения ЧЛХ и пластической хирургии Бостонского института эстетической медицины и своей клиники nkclinic.ru.

 


Давид Назарян

Руководитель отделения челюстно-лицевой реконструктивной хирургии ФГБУ НКЦО ФМБА РФ, отделения ЧЛХ и пластической хирургии Бостонского института эстетической медицины, основатель имплантологического центра Nkclinic, челюстно-лицевой хирург, микрохирург, кандидат медицинских наук.

2002 г.: окончил Московский медицинский колледж № 1 по специальности «медицинский брат».
2004—2007: клиника ЧЛХ ММА им. И. М. Сеченова, дежурант: работа в отделении экстренной челюстно-лицевой хирургии.
2006—2008: ФГБУ ЦНИИС и ЧЛХ, центр реконструктивной черепно-челюстно-лицевой хирургии. Работал под руководством проф. Неробеева А. И. Патенты на изобретение: «Устройство для сшивания коронарного доступа головы», патент на изобретение «Способ устранения небно-глоточной недостаточности после велофарингопластики».
2008 г.: окончил ПМГМУ им. И. М. Сеченова по специальности «лечебное дело».
2008—2013: отделение черепно-челюстно-лицевой хирургии ФГБУ РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского, соискательство на ученую степень кандидата медицинских наук под руководством д. м. н. Караяна А. С. по теме: «Хирургическое лечение пациентов с дефектами челюстей с последующей реабилитацией жевательной функции» (степень кандидата медицинских наук).
С 2008 г. по настоящее время: клиника «Денталспа» Бостонского института эстетической стоматологии: стоматолог-хирург, имплантолог, денто-альвеолярный хирург.
2009—2013: руководитель хирургического отделения сети клиник ООО «Юнидент стоматология».
С 2013 г.: присуждение научной степени кандидат медицинских наук по специальности «14.01.17-Хирургия» по теме: «Хирургическое лечение пациентов с дефектами челюстей с последующим восстановлением жевательной функции».
С 2013 г.: старший научный сотрудник, челюстно-лицевой хирург отделения пластической и ЧЛХ Первого МГМУ им. И. М. Сеченова.
С 2013 г.: сотрудник и учебный руководитель имплантологического центра NKclinic (Nazaryan@Kyalov center).

Основные направления научной и практической работы — реконструкция средней зоны лица при врожденных и посттравматических деформациях височно-теменными аутотрансплантатами; реконструкция обширных дефектов верхней и нижней челюстей; реконструкция челюстей с применением новейших технологий 3D-моделирования и микрохирургической техники; ортогнатическая хирургия; денто-альвеолярная хирургия, дентальная имплантология.

Выполняемые операции:
  • устранение дефектов верхней, нижней челюстей микрохирургическими трансплантатами на сосудистой ножке с последующей реабилитацией на дентальных имплантатах;
  • устранение дефектов и деформаций скуло-лобно-глазничного комплекса;
  • подготовка альвеолярного отростка к имплантации подвздошными, теменными и/или нижнечелюстными кортикально-губчатыми аутотрансплантатами;
  • синус-лифтинг и синусотомия;
  • дентальная имплантация;
  • остеотомия верхней и нижней челюстей;
  • остеосинтез любой степени сложности при любой степени травмы челюстно-лицевой области.

Имеет научные публикации. Регулярно выступает на научных конференциях с докладами. Автор 20 публикаций, 10 — в центральной печати. Автор 5 патентов на изобретение. Автор оригинальных методов восстановления костной ткани челюстно-лицевой области.


Безусловно, операции на лице тесно коррелируют с эстетикой, но я их провожу только людям с врожденными изъянами или приобретенными дефектами

DM: Вы помните первую реконструктивную операцию, которую провели самостоятельно?

Д. Н.: Это был остеосинтез нижней челюсти. Я проводил ее 11 лет назад, и особых эмоций это не вызвало. А вот первый пересаженный микрохирургический аутотрансплантат я никогда не забуду, но эти воспоминания, пожалуй, очень личного характера!

DM: За последние годы количество проводимых вами ортогнатических и восстановительных операций возросло? Если да, то с чем это связано, как вы считаете?

Д. Н.: Прежде всего с повышением квалификации смежных специалистов, которые стали «видеть» скелетные деформации: к примеру, ортодонты готовят зубные ряды пациентов под ортогнатические операции и доводят коррекцию прикуса после операций.

Восстановительные операции возросли в связи с ростом раковых заболеваний, военных конфликтов, несоблюдением правил безопасного вождения на дорогах.

DM: Подобные операции — достаточно дорогое удовольствие. Можно ли рассчитывать, что в будущем они станут более доступны для пациентов?


Количество восстановительных операций увеличилось в связи с ростом раковых заболеваний, военных конфликтов, несоблюдением правил безопасного вождения на дорогах.

Д. Н.: Смотря о каких операциях идет речь! Что касается операций, которые направлены на повышение качества жизни (ортогнатические операции), они и не должны быть бесплатными или дешевыми, но они и не стоят миллионов. Такая ситуация во всем мире, даже в Китае. Что до людей с резекционными дефектами после раковых заболеваний, мы всех оперируем по квотам ВМП, и то же самое с посттравматическими деформациями.

 

DM: Как бы вы могли оценить уровень отечественной ЧЛХ в целом? Какие проблемы еще не решены?

Д. Н.: В целом мало уступает Западу. Пожалуй, наша нейрохирургия и ЧЛХ — одни из лучших в мире.
Однако мы только-только осуществляем мечту моего учителя Караяна: мы сделали первую силиконовую лабораторию с эктопротезистом Артаваздом Харазяном (anaplastology.ru), поскольку не все дефекты (к примеру, орбитальные, пальцы, уши) можно качественно устранить аутотканью. Мы впервые применили специальные имплантаты для эктопротезирования лица в России и активно реабилитируем сотни больных в год.

Этот человек обучался в США 2 года. 2 года назад благодаря ему я поехал туда же для освоения этого направления.


Впервые на микрохирургически воссозданных челюстях нам удалось обнаружить самостоятельное прикрепление жевательных мышц, удивившее даже специа­листов в Шанхае.

Кроме того, мы развиваем протезирование реконструированных челюстей вместе с Григорием Кяловым и Андреем Дыбовым (NKCLINIC.RU). Впервые на микрохирургически воссозданных челюстях нам удалось обнаружить самостоятельное прикрепление жевательных мышц, удивившее даже специалистов в Шанхае. С Константином Ронкиным с помощью аппарата к7 мы отметили, что эти мышцы выдают потенциал действия.

Слабее всего в нашей стране развита хирургия височно-нижнечелюстного сустава.
Но и это направление скоро будет одним из лучших в мире!

 

 

 

 

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Симон Хауг: «Наша профессия из ручного труда...
08 августа 2010
2187
Перевод Марии Лапкасовой Симон Хауг - зубной техник-эксперт, автор книги «Правильное моделирование» С 2002 по 2005 год Симон Хауг обучался в...
Maкс Босхарт: «Необходимость в полном съемном протезировании...
09 сентября 2010
1401
Перевод Инны Бичегкуевой Maкс Босхарт зубной техник — мастер, CDT, CC Имя Макса Босхарта широко известно в профессиональных стоматологических кругах, поскольку он...
Александр Николаевич Карпухин: «Компетентность врача — это...
10 октября 2010
1243
Клиника «Дентал Сервис» была одной из первых частных стоматологических клиник в Краснодаре. Сегодня клинике исполняется 15 лет. Ее бессменный...