Судебное разбирательство о потере четырнадцати зубов

С. С. Попов
к. м. н., врач-стоматолог, ортопед высшей категории (Омск)

Никогда не думал, что по роду своей деятельности буду участвовать в судебных процессах и защищать врачей от пациентов, пациентов от врачей и правильные действия врачей от неправильной трактовки их лечения со стороны следственных органов.

Начнем по порядку. В одном из районов области произошла небольшая драка между двумя молодыми людьми, в результате которой один из пострадавших потерял сразу четырнадцать зубов на верхней и нижней челюстях. Представить такое невозможно, тем более что, по словам очевидцев, пострадавший получил всего один удар по челюсти, упал и больше его не били. По существу, и драки не было, а была обычная бытовая ссора между двумя соседями, не поделившими клочок земли рядом с домом.

Потом подравшиеся вроде бы помирились, но через месяц на одного из участников драки неожиданно поступило заявление в районный суд — иск на один миллион рублей для протезирования и еще полмиллиона рублей моральной компенсации.

Когда меня вкратце ознакомили с этим делом, для меня было неожиданностью, что от одного удара вылетели сразу четырнадцать зубов! Но было заключение от одной частной стоматологической клиники, что больной нуждается в сложном протезировании с использованием имплантатов и у него на самом деле отсутствует четырнадцать зубов. Сразу напрашивалась мысль: а не в сговоре ли находятся пострадавший и стоматологическая клиника, а также — почему истец обратился именно в эту клинику, находящуюся от его места жительства довольно-таки далеко? Можно было обратиться в близлежащую клинику. И почему надо ставить именно имплантаты, и есть ли к ним строгие клинические показания, и можно ли заменить дорогостоящие протезы более дешевыми? Особенно меня насторожило, что больной обратился в суд через месяц, когда уже не установить, как он потерял зубы: в результате травмы или зубы были удалены ранее, а в драке он потерял один или два зуба? Надо было осмотреть больного, но представители ответчика сказали, что на осмотр пострадавший не соглашается и трясет в воздухе заключением частной клиники.

Наступает день суда. Меня за сто километров привозят в районный суд, где я в коридоре случайно сталкиваюсь с районным стоматологом (ранее он учился у меня), вызванным в качестве свидетеля и участвующим в первом осмотре потерпевшего через три недели (этого уже потребовали местные органы правосудия). Он в доверительной беседе сообщает, что у истца запущенный пародонтит, все оставшиеся зубы подвижны и их хоть завтра бери и все удаляй. Но подтвердить, что от удара вылетело 14 зубов, он не может. Слизистая полости рта на момент осмотра зажила, и нельзя было установить, когда больной потерял эти зубы. Также сообщил, что потерпевший в состоянии алкогольного опьянения ходил по районному центру и хвастался, что скоро купит себе хороший дом и переселится из своей глухой деревни в центр поселка. Вот это хвастовство и сгубило истца.

В зале суда я увидел щупленького мужичка астенического сложения и невзрачной внешности. Про таких говорят: «Дунь на него, он и рассыплется!». Особенно меня поразило лицо этого мужичка. Это было лицо человека, давно потерявшего зубы и вряд ли когда-то обращавшегося за стоматологической помощью к врачу. Резко выраженные носогубные складки, западение верхней и нижней губ, впалость щек, снижение нижней трети лица. Яркая клиническая картина больного, давно уже не имевшего зубов в полости рта. Но нельзя было доказать, что истец давно потерял зубы: к стоматологу он никогда не обращался, и у него не было даже амбулаторной карты.



Ближайшие события



Судебный процесс шел по накатанной схеме. Выступили прокурор, адвокат, выступил районный стоматолог, выступили пострадавший и ответчик. Настала моя очередь. Доказывать здесь было особенно нечего, и я решил в своем выступлении сказать о несостоятельности частной клиники и о самом больном. Дело в том, что в городе последнее время участились случаи, когда больные вступают в сговор с другой клиникой, где завышают цены на протезирование и назначают самое дорогостоящее лечение. Эти клиники имеют определенный процент, и со стороны всё выглядит законно и трудно к этому придраться. Но я обратил внимание (мне дали в руки бумаги), что заключение давала одна клиника, но написано оно было на бланке абсолютно другой фирмы. Печати были разные, и чувствовалось, что и эта клиника боится отвечать за подлог, но получить деньги хочется. Прокурор попросил показать эти бумаги, я их ему передал. Потом сказал, что внешний вид больного говорит о том, что тот давно потерял зубы, это не связано с травмой во время драки, и перечислил все вышесказанные симптомы. Также я привел научные данные, что одним ударом невозможно выбить 14 зубов, и сослался на судебно-медицинское руководство. И самое главное — я сообщил судье, что пострадавший ходил по райцентру и хвастался, что купит себе новый дом за свои потерянные зубы. Судья переглянулась с прокурором и отложила процесс на две недели для поиска новых свидетелей и обстоятельств этого дела.

В заключение я хочу сказать, что пострадавший так и не купил себе новый дом: ему была назначена новая экспертиза, которая показала, что имплантаты больному невозможно поставить в силу анатомических особенностей челюстей (резкая атрофия и неблагоприятные условия для протезирования). Больному были изготовлены протезы за сто тысяч рублей, и на этом дело завершилось. Драку признали обоюдной, а повреждениям (потере зубов) присвоили легкую степень тяжести.

comments powered by HyperComments