Добровольное согласие информированного пациента на медицинское вмешательство

И. К. Луцкая
д. м. н., профессор БелМАПО (Минск)

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Всемирная медицинская ассоциация (ВМА) регулируют проблему взаимодействия «врач – пациент» с помощью международных медико-этических кодексов и соглашений. В 1964 г. на 18-й сессии Генеральной ассамблеи ВМА была принята Хельсинская декларация, которая провозгласила необходимость получения от пациента добровольного информированного согласия перед выполнением хирургических медицинских вмешательств. Международным документом, касающимся этой проблемы, является Конвенция о защите прав человека и достоинства человеческого существа в связи с использованием достижений биологии и медицины (Овьедо, Испания, 1997 г.). Согласно положениям этой Конвенции, вмешательство в сферу здоровья может осуществляться только после того, как лицо, подвергающееся такому вмешательству, даст на то свободное, осознанное согласие, основанное на информированности [6].

Принципиальный характер по проблеме информированного согласия носят Лиссабонская декларация о правах пациента (ВМА, 1981 г.) и декларация о политике в области обеспечения прав пациента в Европе (ВОЗ, 1994 г.). В настоящее время особого внимания заслуживает Европейская хартия прав пациентов, в которой представлены 14 прав пациента (Брюссель, 2002 г.). Основ­ные положения этого документа легли в основу медицинского законодательства всех стран Западной Европы. Пункт 4 – «Право на согласие» гласит: каждый имеет право на получение любого рода информации, которая позволит ему/ей активно участвовать в принятии решений относительно своего здоровья; эта информация является обязательным предварительным условием проведения любой процедуры и лечения, включая участие в научных исследованиях [11].

Неотъемлемая часть демократического государства – право гражданина на свободное развитие личности и возможность принимать самостоятельные решения, в том числе при выборе способов сохранения своего здоровья. С другой стороны, человеческие взаимоотношения формируют определенные требования к членам общества, а именно, ответственность за свои поступки и действия. Реальная независимость личности должна обеспечить право принятия самостоятельного решения в каждой конкретной ситуации. Сделав свой выбор (лучше – правильный, оптимальный) человек устраняет саму проблему выбора, что позволяет ему эффективно продолжать деятельность.

Проявления высших моральных ценностей в здравоохранении ставят врача и пациента перед выбором, который не может быть простым или однозначным: он сложен, а в ряде случаев мучителен для обеих сторон.

Противоречие между здоровьем и болезнью дополняется также противоположностью рационального и чувственного восприятия, создавая драматическую ситуацию взаимодействия двух людей, один из которых (пациент) непосредственно страдает от патологического процесса, но не может устранить его, а другой (врач) вооружен знаниями о болезни и методах лечения, однако не испытывает непосредственно страданий. Отсюда, весомая мера ответственности специалиста за степень риска, а также признание автономности пациента и его права участвовать в обсуждении методов воздействия [10].

Тактика поведения медицинского работника, его общения с пациентом в значительной степени регулируется положениями биомедицинской этики, которая рассматривает нравственное отношение общества и специалистов в области медицины к праву каждого человека на жизнь и охрану здоровья [1, 2].

Знание прав и обязанностей (врачом – пациентом) гарантирует свободу выбора, которая предполагает для врача – знание показаний и протоколов лечения, а для пациента – максимальную информацию об альтернативных методах, причем решение бывает основано на анализе рисков ошибок и осложнений [8].

Эксперты ВОЗ назвали три основных компонента, лежащих в основе взаимоотношений врача и пациента: право всех людей на сохранение здоровья, право пациента на получение информации, обязанность врача описать пациенту его состояние здоровья. Взаимодействия врача и пациента на территории Республики Беларусь регламентируются одним из основных законодательных актов: Законом Республики Беларусь «О здравоохранении» от 18.06.1993 года в редакции Закона Республики Беларусь от 20.06.2008 года. В соответствии со Статьей 27 (Согласие на медицинское вмешательство) «Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является добровольное согласие информированного пациента». Официально одобрен принцип предоставления пациенту надежной и понятной для него информации до того, как возникают вопросы. Не менее важен принцип, согласно которому специалисты должны иметь доступ к объективной и поддающейся проверке информации [7, 9].

В каждом клиническом случае перед врачом встаёт необходимость выбора конкретного пути лечения, обусловленного результатами оценки показаний к выбору метода лечения и рекомендаций по его осуществлению, отраженных в протоколах специальности. Важной позицией является материально-техническое обеспечение, применение современных методов лечения. Требуется гарантия высокой компетентности, или уровня квалификации врача. Играют роль личные амбиции, в том числе материальная заинтересованность медперсонала [13]. Наличие альтернативных методов лечения предоставляет пациенту возможность принять решение в соответствии со своими возможностями, включая интеллектуальный уровень, социальную зрелость, финансовое состояние.

Выбор метода лечения для врача обусловлен не только медицинскими нормативными документами, но также юридическими. К первым относят законодательные, методические, инструктивные акты, в том числе протоколы лечения, инструкции по применению, а также собственно состояние здоровья, возраст пациента и т.д. Трудовое, гражданское, уголовное право, в свою очередь, поддерживают лояльность действий медицинского персонала [5, 14]. Риск ошибок оказывается сопряженным со страхом наказаний. Врач может испытывать отрицательные эмоции, связанные с чувством высокой ответственности за результаты выполняемой работы и возникновение ошибок и осложнений.

В условиях внебюджетной деятельности ведущую роль может сыграть материальная заинтересованность специалиста, что, собственно, противоречит правилам и положениям медицинской этики.

Врач не только должен знать юридические нормы, связанные с его профессией, но неуклонно их придерживаться в стремлении избегать нанесения вреда пациенту. Нарушение закона (в рамках медицинского права), связано с трагедией, как для больного, так и специалиста.

В качестве примера приводим следующую ситуацию. На платном приеме пациентка требует вернуть оплату за некачественную, по её мнению, работу. Частнопрактикующий врач удовлетворяет просьбу. В ответ пациентка обращается в суд, настаивая на возврате денег, потраченных на ранее проводимое лечение, осуществляя, таким образом, своеобразно понимаемое ею право на соблюдении законности в отношении избранного лечения, даже вопреки высказанному ею согласию.

Одной из важнейших составных частей профессиональной деятельности врача является верность деонтологическим принципам, которыми он не имеет права поступаться принципами ни под давлением, ни в соответствии со своими амбициями и симпатиями, ни в связи с материальной или иной заинтересованностью. Вместе с тем врач не может держаться за свои принципы как истину в последней инстанции, будучи консервативным в выборе метода лечения.

В основе успешного контакта медицинского работника с пациентами лежит правильная оценка их психоэмоционального статуса [10]. Только глубокие познания, большой опыт работы, такие важнейшие личностные качества, как доброта, внимательность, отзывчивость, гуманность и терпение позволяют врачу выбрать определенную тактику и объем медицинских вмешательств, соответствующий возрасту, конституции, характеру заболевания, психологическому состоянию индивида.

Особо высокую ответственность представляет проблема выбора метода лечения для ребенка, когда врачу следует принимать во внимание не только мнение родителей, но и пожелания маленького пациента [4, 8].

Наличие альтернативных методов лечения расширяет возможности, однако требует от врача дополнительных знаний и умений, что опять-таки характеризует компетентность специалиста. В ряде случаев бывает велик соблазн склонить пациента к простому и доступному воздействию либо избрать наиболее материально весомый (финансово затратный). Можно также остановиться на методе, освоенном в совершенстве. Причем, предложение специалиста существенно влияет на выбор пациента.

Примером может служить следующий случай. Пациентка среднего возраста черпает информацию из интернета и настаивает на проведении всех описанных обследований. Однако, изменения на слизистой оболочке обусловлены последствием лечения онкологического заболевания и требуют симптоматической терапии. Индивид использует свое право – выбирает врача, который пойдет у нее на поводу и назначит детальное обследование. Консультант может (должен) сделать свой выбор: удовлетворить запросы пациента или настаивать на выполнении последним назначенных процедур.

Врачебная тактика может иметь следующие варианты: настойчиво настраивать пациента на принятие положительного решения; не предпринимать активных воздействий на выбор пациента. Еще в одном варианте врач может без особого «натиска» обратить внимание человека на необходимость обследования или лечения. Если пациент предварительно не имел информации по данному вопросу, он будет склоняться к принятию решения и выбору метода, рекомендованного врачом. Иные сведения, например, полученные из интернета могут повлиять на его мнение.

С другой стороны, если специалист не имеет конкретного предложения, человек тоже окажется в затруднительной ситуации [3]. Таким образом, перед врачом стоит задача сориентировать пациента на принятие решения. Причем, выбор ограничивается рамками показаний и протоколов (длительностью воздействия, степенью риска, финансовыми затратами), а расширяется – наличием (числом) альтернативных методов, профессиональных навыков, современных подходов, средств, методов.

Клиническим примером является следующая ситуация. Молодую театральную артистку не приглашают сниматься в кино вследствие нарушения эстетичности зубного ряда. Ортопедия требует длительного периода лечения, значительных финансовых затрат. После обсуждения альтернативных методов актриса останавливается на варианте эстетического реставрирования у терапевта-стоматолога.

Выбор пациентом метода лечения определяется следующими факторами: заботой о собственном здоровье; социальной позицией (осознанием собственной значимости); уровнем информированности по данному вопросу; материальным положением (финансовыми возможностями); немаловажное значение имеет личность врача. Индивид выбирает для себя приоритеты в триаде: жизнь, здоровье, автономия (самоопределение, независимость).

Последовательность принимаемых пациентом решений можно представить в виде алгоритма: вначале учреждение с высоким имиджем, затем авторитетный врач, и наконец, надежный метод лечения. Выбор зависит от особенностей личности (интеллект, публичность, забота о здоровье); содержания предварительных сведений (интернет, литература, обмен мнениями); качества осуществления информирования специалистом; уровня финансовых возможностей. Таким образом, «выбор» для пациента обусловлен степенью его информированности в данной области, например, о вариантах необходимого и возможного медицинского вмешательства и методах лечения; об эффективности предлагаемого метода, проценте возможных осложнений, степени риска.

На выбор пациентом лечебного учреждения, отделения и персонального врача отрицательно может повлиять нарушение его права иметь уважительное и гуманное отношение, получать информацию о лечении, непосредственно знакомиться с медицинской документацией, давать добровольное согласие на медицинское вмешательство.

Социальная позиция пациента бывает связана с, так называемыми, базовыми потребностями личности, которые определяют внутренний психологический комфорт. В частности, это самоуважение (высокая оценка поступков в собственных глазах; необходимость самоутверждения; реализация своих прав, желаний, претензий); самовыражение (проявление качеств своей личности – интеллекта, эмоций, интересов, характера); желание самоактуализации (ощущение себя в центре внимания; убеждение, что окружающие считаются с твоими мнениями); ощущение высокой оценки со стороны общества (получение поощрения в свой адрес, информации о своей правоте) [6].

В ситуации, когда человек стоит перед выбором, существенно значение может сыграть психоэмоциональный статус, на который, в свою очередь, влияет самочувствие, уровень самовнушения, общая тревожность, состояние функциональных систем. Наиболее типичными формами реагирования на болезнь можно назвать нормальное или адекватное реагирование (соответствует объективной тяжести болезни); пренебрежительное (недооценка тяжести болезни) и тревожное или фобическое (к нему можно отнести следующие типы реакций: астеническую, депрессивную, ипохондрическую, истерическую).

Некоторые пациенты в силу своего психофизиологического состояния изначально относятся к «социально уязвимому контингенту», когда способности управлять собой формируются окружающими обстоятельствами. У некоторых лиц особенности поведения обусловлены собственно состоянием здоровья, сниженным уровнем интеллекта или ослаблением волевых характеристик. Однако в большинстве случаев неадекватные поступки пациентов объясняются дефицитом информированности, а также медицинской и правовой культуры [9, 12].

В качестве примера приводим следующую клиническую ситуацию. При оказании платных услуг врач выполняет операцию при помощи специального инструмента   практически безболезненно, бескровно и быстро. Пациент отказывается оплачивать работу, поскольку считает её простой, легкой и незначимой. Предоставленная специалистом предварительная информация оказалась явно недостаточной для достижения консенсуса.

Отдельные пациенты затрудняются в выборе решения, если они не знают своих прав и законных интересов; не понимают профессиональной и должностной иерархии в здравоохранении. В итоге они не интересуются происходящими в организме изменениями, не читают своих медицинских документов (справки, медицинские карты), не владеют информацией о возможностях лечебных учреждений. В таких случаях человек не ориентирован на критический анализ происходящего.

Если отказ от получения информации о состоянии здоровья, например, из-за чувства страха является правом свободного человека, то сведения о заболевании и его прогнозе дают пациенту свободу выбора самостоятельно распоряжаться своим правом на сохранение здоровья. Более того, признание автономии пациента – это также принятие его права отказываться от лечения.

Несомненно, модель автономии более эффективна, чем патерналистская, предусматривающая полную опеку над пациентом [12]. Однако успеха в её применении можно добиться, лишь соблюдая профессиональный кодекс, предоставляя сведения о правах пациентов, а также создавая такую атмосферу общения, которая способствует адекватному диалогу. Медицинская и правовая просветительская работа повышает грамотность пациентов, делая их социально защищенными.

В каждой конкретной ситуации чрезвычайно важным является умение врача достигнуть субъектного типа отношений с пациентом, отражающего и учитывающего его личностные характеристики, т.е. социальный, соматический и психический статус, потребности и интересы, желания и мотивы, настроение и озабоченность здоровьем, а также право получить необходимую помощь, поддержку и информацию (о содержании и этапах лечения, способах поддержания его эффекта, стоматологическом прогнозе и т.п.). При равнодушном и негативном отношении к своей работе врач не в состоянии вдумчиво и внимательно выслушать жалобы больного, допускает ошибки и проявляет агрессивность и раздражительность, тем самым утрачивая доверие пациента.

Слова врача обладают огромным суггестивным (внушающим) влиянием на любого человека, тем более на пациента, поэтому нужно с достаточной ответственностью относиться к проводимой беседе. Доверительный контакт с первых минут общения, взаимопонимание, бережное отношение врача к пациенту во многом предопределяют правильный выбор метода лечения. Этому способствует умение задать вопрос и затем выслушать больного, вселить надежду на излечение или улучшение и убедить в необходимости тщательного выполнения всех рекомендаций. Важно, чтобы пациент чувствовал заинтересованность врача в выздоровлении.

В целях формирования потребностей поддержания здоровья используются различные подходы, или модели. Медицинская модель базируется на информировании людей. Иногда ее называют когнитивной, т.е. построенной на знаниях: предполагается, что знание причин, отрицательно влияющих на здоровье, побуждает к устранению их. В основе образовательной модели лежит влияние на отношение к своему здоровью через переосмысление ценностей, т.е. создание новых перспектив для самореализации [5, 12]. Радикально политическая модель действует через законодательные акты, субсидии, программы, которые могут создать среду обитания, способствующую здоровому образу жизни.

Побуждения, вызывающие активность пациента и определяющие его направленность, осуществляют через мотивацию. Задача врача сводится к тому, чтобы у пациента возникла стойкая потребность во внимательном отношении к своему здоровью. Необходимо подбирать убедительные аргументы, например: непринужденная улыбка со здоровыми и чистыми зубами создает хорошее настроение и располагает к общению с окружающими. Очень важно почувствовать, что для данного индивидуума важнее: эстетика, боязнь боли и дискомфорта, состояние своего здоровья или просто ответственность за свои поступки и действия. Разговор должен быть построен таким образом, чтобы очень тактично подсказать пациенту ответ на вопрос «почему я должен это делать?, какой в этом смысл?».

Основными принципами проведения мотивации являются следующие факторы: научность; правдивость и объективность; дифференцированность и направленность; систематичность и последовательность; комплексность; социальная обусловленность
[4, 10, 11].

Свобода выбора для пациента представляет параллельно необходимость принять на себя определенные обязанности по выполнению врачебных назначений и рекомендаций.

Подобную ситуацию следует рассматривать как принцип сознательного сотрудничества, который подразумевает добросовестное и регулярное выполнение назначенных пациенту процедур [8].

В стремлении максимально снизить риск ошибок и осложнений врач руководствуется принципами деонтологии – профессионально-нравственными стереотипами, связанными с выполнением профессионального долга, скоординированными с правовыми нормами.

Не только правила профессионального общения врача с пациентом, но также моральные и юридические аспекты их взаимодействия охватывает медицинская деонтология. В основе лежат сформировавшиеся исторически эстетические нормы, а также статьи трудового, гражданского и уголовного законодательства.

Посредством этических правил реализуются общие принципы биомедицинской этики. Так, подписание предварительного согласия на проведение лечения дает пациенту возможность самостоятельно распоряжаться правом на жизнь и сохранение здоровья, чем обеспечивается его свобода выбора [9]. При этом подписанное информированное согласие не является вспомогательным документом, облегчающим выбор, оно закрепляет договор об обоюдном согласии на выполнение конкретной работы. В качестве примера можно рассматривать следующий документ.


Предварительное согласие на медицинское вмешательство

В соответствии со статьями 44, 45 Закона Республики Беларусь от 20 июня 2008 года «О здравоохранении», мне (фамилия, имя, отчество пациента, либо законного представителя, либо супруга(ги), либо близкого родственника) в доступной и понятной для меня форме лечащим врачом (фамилия, имя, отчество врача) предоставлена полная информация о состоянии здоровья и цели медицинского вмешательства у (меня, моего супруга(ги), моего близкого родственника (фамилия, имя, отчество)) включающая сведения:
  • о результатах обследования, о наличии заболевания, диагнозе и прогнозе заболевания, необходимости медицинского вмешательства, возможных вариантах лечения и риске с ними связанном, о предлагаемом плане лечения, о предполагаемых результатах лечения, о возможности осложнений и о необходимости соблюдения рекомендаций лечащего врача относительно правил и условий использования результатов лечения;
  • об имеющемся у меня праве отказаться от медицинского вмешательства.
Мне в доступной для меня форме даны разъяснения о возможных последствиях в случае отказа от медицинского вмешательства.
Даю предварительное согласие на медицинское вмешательство:____________________________________
Дата «___» _____________20___г.
__________________________________                                                __________________________________      
 (подпись лечащего врача)                                       (подпись пациента, либо законного представителя, либо супруга(ги), либо близкого родственника)

Заключение

Объективную картину, позволяющую пациенту выбрать оптимальный метод лечения, может предоставить врач, который обладает глубокими нравственными принципами, чувством гражданского долга перед пациентами. Он характеризуется высоким уровнем профессионализма, способностью сострадать ближнему, сознанием ответственности, терпимостью к поведению пациентов. Особо серьезное внимание требуется не только к выбору средств и методов воздействия при лечении детей, но также к оценке психологического состояния ребенка и его родителей.

Задача выбора метода лечения тесно связана с понятиями врачебной этики и деонтологии, знаниями медицинских и юридических законов, а правильность принятого решения подтверждается подписанием информированного согласия.

Сведения об авторе/Литература

Луцкая Ирина Константиновна, д. м. н., профессор, заведующая кафедрой терапевтической стоматологии БелМАПО, Беларусь, Минск

Lutskaya I.K., dms, professor, Head of the Department of Therapeutic Dentistry Belorussian Medical Academy of Postgraduate Education, Belarus, Minsk

г. Минск, ул. П. Бровки 3, кор. 3

Тел: +(375) 17-334-72-86

e-mail: [email protected]

Voluntary informed consent of the patient to medical intervention

Аннотация. Проблема взаимодействия врача и пациента регулируется как международными официальными документами, так и государственными Указами. Закон Республики Беларусь «О Здравоохранении» определяет участие пациента в процессе диагностики и лечения Статьей 27 «Согласие на медицинское вмешательство», которая обеспечивает право индивида получать полноценную информацию о возможных средствах и методах лечебно-диагностического процесса. Действия врача осуществляются в соответствии с нормативными документами, медицинскими протоколами, инструкциями по использованию препаратов и материалов. Пациент вправе выбирать один из альтернативных методов, гарантирующих минимальный риск ошибок и осложнений. Достижение консенсуса может зависеть от уровня компетентности специалиста, его способности осуществлять информирование и мотивацию. В ряде случаев существенную роль может сыграть финансовое положение пациента, что следует учитывать при выборе средств и методов воздействия.

Annotation. The problem of interaction between the doctor and the patient is regulated by both international official documents and state Decrees. The law of the Republic of Belarus «On Health care» defines the participation of the patient in the process of diagnosis and treatment by Article 27 «Consent to medical intervention», which ensures the right of the individual to receive full information about possible means and methods of treatment and diagnostic process. Actions of the doctor are carried out in accordance with regulatory documents, medical protocols, instructions for the use of drugs and materials. The patient has the right to choose one of the alternative methods that guarantee the minimum risk of errors and complications. Consensus may depend on the level of competence of the specialist, his / her ability to inform and motivate. In some cases, a significant role can be played by the financial situation of the patient, which should be taken into account when choosing the means and methods of influence.

Ключевые слова: информированное согласие; мотивация; медицинская деонтология; биоэтика.

Key words: informed consent; motivation; medical deontology; bioethics.

Литература

  1. Биомедицинская этика в системе последипломного образования врачей: учеб.-метод. пособие / А.А.Александров, Т.В.Мишаткина, Т.В.Силич. / под ред. Г.Я.Хулупа.- Минск: БелМАПО, 2008. – 134 с.
    Biomedicinskaja jetika v sisteme poslediplomnogo obrazovanija vrachej: ucheb.-metod. posobie / A.A.Aleksandrov, T.V.Mishatkina, T.V.Silich. / pod red. G.Ja.Hulupa.- Minsk: BelMAPO, 2008. – 134 s.
  2.  Биомедицинская этика: учеб. пособие / Т.В.Мишаткина, Э.А.Фонотова, С.Д.Денисов и др.; под общ. ред. Т.В.Мишаткиной и С.Д.Денисова.- Мн.: БГМУ, 2001.- 223 с.
    Biomedicinskaja jetika: ucheb. posobie / T.V.Mishatkina, Je.A.Fonotova, S.D.Denisov i dr.; pod obshh. red. T.V.Mishatkinoj i S.D.Denisova.- Mn.: BGMU, 2001.- 223 s.
  3. Вагнер В.Д., Гуськов А.В. Информированное добровольное согласие пациента на медицинские вмешательства – непременное условие оказания стоматологической помощи // Стоматология.- 2014.- №4.-
    С. 65-67.
    Vagner V.D., Gus’kov A.V. Informirovannoe dobrovol’noe soglasie pacienta na medicinskie vmeshatel’stva – nepremennoe uslovie okazanija stomatologicheskoj pomoshhi // Stomatologija.- 2014.- №4.- S. 65-67.
  4. Гелда А.П. Причинные факторы и мотивация суицидального поведения в детско-подростковом возрасте // Вопросы организации и информатизации здравоохранения.- 2019.- №2.- С.10-21.
    Gelda A.P. Prichinnye faktory i motivacija suicidal’nogo povedenija v detsko-podrostkovom vozraste // Voprosy organizacii i informatizacii zdravoohranenija.- 2019.- №2.- S.10-21.
  5. Дегтярев Ю.Г., Чередниченко Д.В., Фомин О.Ю., Солтанович А.В. Медико-правовые аспекты информированного согласия на медицинское вмешательство // Медицина.- 2015.-.№3(90).- С. 57-63.
    Degtjarev Ju.G., Cherednichenko D.V., Fomin O.Ju., Soltanovich A.V. Mediko-pravovye aspekty informirovannogo soglasija na medicinskoe vmeshatel’stvo // Medicina.- 2015.-.№3(90).- S. 57-63.
  6. Конвенция о защите прав человека и достоинства человеческого существа в связи с использованием достижений биологии и медицины: конвенция о защите прав человека и биомедицине от 4 апреля 1997 // Международные акты о правах человека: сб. документов / сост. В.А.Карташкин, Е.А.Лукашева.- 2-е изд.- М.: Норма, 2002.- С 745.
    Konvencija o zashhite prav cheloveka i dostoinstva chelovecheskogo sushhestva v svjazi s ispol’zovaniem dostizhenij biologii i mediciny: konvencija o zashhite prav cheloveka i biomedicine ot 4 aprelja 1997 // Mezhdunarodnye akty o pravah cheloveka: sb. dokumentov /
    sost. V.A.Kartashkin, E.A.Lukasheva.- 2-e izd.- M.: Norma, 2002.- S 745.
  7. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.).- Минск: Амалфея, 2005.- 48 с.
    Konstitucija Respubliki Belarus’ 1994 goda (s izmenenijami i dopolnenijami, prinjatymi na respublikanskih referendumah 24 nojabrja 1996 g. i 17 oktjabrja 2004 g.).- Minsk: Amalfeja, 2005.- 48 s.
  8. Луцкая И.К. Проблема выбора метода лечения в современной стоматологии // Стоматологический журнал.- 20189.- №3.- С. 5-11.
    Luckaja I.K. Problema vybora metoda lechenija v sovremennoj stomatologii // Stomatologicheskij zhurnal.- 20189.- №3.- S. 5-11.
  9. О здравоохранении: Закон Респ. Беларусь, 18 июня 1993г., № 2570-XII; в ред. Закона Респ. Беларусь от 10 июля 2012г. // Консультант Плюс. Технология Проф [Электронный ресурс] / ООО «Юрспектр».- Минск, 2013.
    O zdravoohranenii: Zakon Resp. Belarus’, 18 ijunja 1993g., № 2570-XII; v red. Zakona Resp. Belarus’ ot 10 ijulja 2012g. // Konsul’tant Pljus. Tehnologija Prof [Jelektronnyj resurs] / OOO «Jurspektr».- Minsk, 2013.
  10. Пригожин Н. Восемь инструментов руководителя для предотвращения конфликтов в возможности // Руководитель. Здравоохранение.- 2019.- №7.- С. 60-66.
    Prigozhin N. Vosem’ instrumentov rukovoditelja dlja predotvrashhenija konfliktov v vozmozhnosti // Rukovoditel’. Zdravoohranenie.- 2019.- №7.-
    S. 60-66.
  11. Приказ Минздрава России от 20.12.2012 № 1177 «Об утверждении порядка дачи информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство и отказа от медицинского вмешательства в отношении определенных видов медицинских вмешательств, форм информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство и форм отказа от медицинского вмешательства».
    Prikaz Minzdrava Rossii ot 20.12.2012 № 1177 «Ob utverzhdenii porjadka dachi informirovannogo dobrovol’nogo soglasija na medicinskoe vmeshatel’stvo i otkaza ot medicinskogo vmeshatel’stva v otnoshenii opredelennyh vidov medicinskih vmeshatel’stv, form informirovannogo dobrovol’nogo soglasija na medicinskoe vmeshatel’stvo i form otkaza ot medicinskogo vmeshatel’stva».
  12. Силуянова И.В. «Патернализм» и «информированное согласие»: этическое и правовое регулирование отношение врач-пациент // мед.право.- 2005.- №2.
    Silujanova I.V. «Paternalizm» i «informirovannoe soglasie»: jeticheskoe i pravovoe regulirovanie otnoshenie vrach-pacient // med.pravo.- 2005.- №2.
  13. Сорокина С.Э. Здоровье населения как капитал экономики // Медицинские новости.- 2012.- №8.- С. 35-37.
    Sorokina S.Je. Zdorov’e naselenija kak kapital jekonomiki // Medicinskie novosti.- 2012.- №8.- S. 35-37.
  14. Уголовный кодекс: кодекс Респ. Беларусь, 9 июля 1999 г. № 275-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 26.10.2012 // Консультант Плюс. Технология Проф [Электронный ресурс] / ООО «Юрспектр».- Минск, 2013.
    Ugolovnyj kodeks: kodeks Resp. Belarus’, 9 ijulja 1999 g. № 275-Z: v red. Zakona Resp. Belarus’ ot 26.10.2012 // Konsul’tant Pljus. Tehnologija Prof [Jelektronnyj resurs] / OOO «Jurspektr».- Minsk, 2013.

Похожие статьи

Подписывайтесь на еженедельный дайджест новых публикаций